Аким сельского округа был осужден за получение взятки, после чего жители села встали на его защиту

Источник: Костанайские новости

Автор: Фарид Дандыбаев flluggerr@mail.ru 54-23-10

15 000 000 тенге. На полученные деньги осужденный пробурил в селе Майколь скважину, но не успел провести водопровод в сельский ФАП. За громкими арестами главы Костаная и его заместителей этот случай остался почти незамеченным в информационном поле.

И это неудивительно – в стране идет тотальная кампания по борьбе с коррупцией, и каждый день приносит новые сводки.Всемирный день борьбы с коррупцией (был вчера) экс-аким Майкольского сельского округа провел дома. Уже полгода он не работает, редко выходит из квартиры, не читает прессу и не заходит в Интернет. Сансызбай Нурбаев тщетно ищет способы найти деньги и заплатить назначенный судом штраф в размере 15 000 000 тенге. Для него это космическая цифра.Уже полгода экс-аким Майкольского сельского округа не работает, редко выходит из дома…

– Может быть, взять кредит? Или вот сын вчера прислал, – мужчина протягивает листок с текстом: «В Актобе осужденная экс-директор школы № 20 будет платить штраф с пенсии». – У меня пенсия наступает в марте. Может, разрешат, вы как думаете?

Левый глаз у Сансызбая Нурбаева красный. Говорит, что стал страдать от перепадов давления.

– Впервые Солянкин появился в моем кабинете в апреле. Сказал, что представляет российскую компанию, которая хочет создать в селе ферму по разведению белоголовой породы. Я обрадовался, сказал, что во всем готов помогать. Показал ему пригодное место, где раньше была ферма. Посоветовал ехать в ЦОН за всеми разрешительными документами. Он стал чаще бывать в селе и при случае говорил, что его ребята в России серьезные, крепкие и готовы помочь, если нужно. В сельском акимате ведь бюджет маленький и распределен до копейки – это всем известно. Почти все проблемы села решаются за счет местных товаропроизводителей – только для этого постоянно нужно ходить и просить. Здесь же он предложил помощь сам, но на тот момент я отказался. Сказал, что справляемся. Так было до того времени, пока я не задумался над тем, чтобы провести в главное здание села воду. Посевная кампания затянулась из-за дождей, и я решил не обращаться к сельхозпроизводителям. Вспомнил, что есть Солянкин, которого я уже считал хорошим знакомым и радовался его будущему проекту. Он сразу согласился помочь, а я объявил в акимате, что нашел деньги для нашего водопровода.

На встречу с акимом Александр Солянкин приехал со звукозаписывающей аппаратурой на теле.

Долг народу

Приговором Костанайского районного суда Сансызбай Нурбаев был признан виновным по статье 366 ч.2 УК РК (получение взятки). Наказание – штраф 15000000 тенге с конфискацией имущества и пожизненным лишением права занимать должности в государственных органах. Свидетельства жителей села и работников акимата, которые утверждали, что знали, на какие цели Нурбаев берет деньги, остались без внимания. Позже жители села написали письмо в редакцию «КН».

Агентство РК по делам госслужбы и противодействию коррупции имеет девиз: «Наш долг – служение народу». Этот случай необычен тем, что народ заступился за коррупционера и оказался недоволен его наказанием.

Больше половины

Сергей Жалыбин, доктор юридических наук, директор института экономики и права при КСТУ, бывший депутат парламента, считает, что госслужащим необходимо исходить не только из житейской ситуации. Ему мы и задали ряд вопросов.

– Должно ли правосудие рассматривать подобного рода нюансы при рассмотрении дел?

– Практика пошла по тому пути, что правосудие руководствуется требованиями закона, а не благими намерениями подсудимого. Теоретически аким должен был поступить несколько иным способом. Например, открыть счет в виде фонда для создания водопровода. С позиции закона, какие бы цели человек ни преследовал, по формальным признакам он не прав на 100 процентов.

– Часто ли в ваше поле зрения попадают дела, по которым чиновников осуждают при том, что они имеют полезное намерение?

– Половина таких случаев, если не больше… Как правило, это люди, далекие от юриспруденции и глубинных навыков управления. Они исходят из ситуативной житейской ситуации, не подозревая, что могут быть втянуты в орбиту правоохранительных органов.

– С января 2015 года было ужесточено наказание по коррупционным статьям. Например, штрафы в кратном размере от суммы или стоимости взятки. Эффективна ли эта мера?

– Наказание в виде штрафа будет работать в отношении мелких фигур. Я говорю безотносительно к тому случаю, о котором мы с вами ведем речь. Но для настоящих воротил это неэффективная мера. Они просто будут больше воровать и откупаться. Штраф должен сопрягаться с реальным наказанием в виде лишения свободы.

«Синий сектор»

В индексе коррупции «Transparency Interna­tional» 144 страны, и Казахстан занимает в нем 126 место. Поэтому неудивительно, что республика намерена повысить свой индекс – эксперты сейчас отмечают совершенствование законодательства, улучшение в сфере регистрационных процедур и в сфере бизнеса. Увеличилась также выявляемость преступлений. Кстати, информация о доходе главы региона Архимеда Мухамбетова в 2014 году находится в открытом доступе на сайте акимата Актюбинской области. В прошлом году этот доход составил 18871416 тенге. Эта открытость также часть антикоррупционной кампании.

В новостной ленте эта тенденция заметна по частым сообщениям о семинарах, конкурсах и акциях антикоррупционной направленности. Новости об арестах госслужащих становятся мэйнстримом. Известность получил суд над специалистом отдела архитектуры и градостроительства Павлодара. Экс-чиновник выслушал приговор со слезами, приложившись к иконе Николая Чудотворца и держась за руку адвоката. Удивление сетевой общественности вызвало наказание (396000 тенге) костанайцу, который в качестве подарка передал руководителю отдела ЖКХ коробку конфет фирмы «Баян Сулу».

Однако особого внимания заслужила акция Департамента Агентства по делам госслужбы, проведенная летом в Костанае на День города. Его сотрудники установили на площадке четыре фанерные фигуры с надписью «Коррупционер». На фигурах были нарисованы выпирающие из карманов доллары и надеты пластиковые маски. Прохожим предлагалось попасть из игрушечных водометов по фигурам. «Это просто игра, чтобы дети и взрослые поняли – не будь коррупционером и не помогай им, иначе будешь заклеймен и облит синей краской», – позже объяснили в агентстве.

«Сектор синих госслужащих» уже образовался. И только будет расти вместе с антикоррупционной кампанией.

Не успел

– Я его (акима) отговаривал ехать на встречу, – рассказывает Николай Монахов, председатель совета ветеранов Майколя. – Он колебался, но не послушал. Радостный – нашел деньги для водопровода… Мы ведь хотели теплую воду провести в акушерский пункт. Хозяйственный мужик – как только пришел, изыскал скамейки для пенсионеров, чтобы они в очереди за пенсией могли сидеть. У нас их 220 человек – думали, что зимой будем теплым туалетом пользоваться.

Ветеран вздохнул:

– Не успел он сделать воду. Так и стоит скважина, сейчас уже и снегом замело…

«Это просто игра, чтобы дети и взрослые поняли – не будь коррупционером и не помогай им…»

Суров, но справедлив?

Достойны ли снисхождения те, кто брал деньги и намеревался принести общественное благо? Газета узнала точку зрения человека, для которого борьба с коррупцией – образ жизни. Наталья Малярчук, председатель попечительского совета «Transparency Kazakhstan» (Международный фонд по борьбе и противодействию коррупции»).

– Как вовлечь общество в борьбу с коррупцией?

– Секрет прост и сложен: необходимо повысить доверие граждан к тому, что делает власть. Начать можно с того, чтобы государственные органы начали информировать о том, что они делают, как с ними взаимодействовать, куда мы движемся, где ошибаемся. Изменить подход от пропагандистского и декларативного, когда нам только и рапортуют безапелляционно, что все хорошо, к партнерскому – информирование о том состоянии дел, в котором мы находимся, на фактах и комментариях. Делается ведь много.

– Как же повысить доверие к власти?

– Это долгий разговор. В частности, нужно реализовывать тезис «все равны перед законом». Например, избавиться от неравного применения законов и безнаказанности. Вспомню господина Усенова (сын бывшего сотрудника EXPO-2017, сбивший в г. Алматы насмерть молодого человека. – Прим. ред.). Он вышел на свободу, будучи лишенный права управления транспортным средством вновь сел за руль, снова совершил ДТП, и опять на свободе. А в то же время человек, который совершает аналогичное ДТП, возмещает ущерб, сотрудничает со следствием, по приговору суда садится в колонию-поселение. Такие процессы остаются в памяти людей надолго, и доверия они не прибавляют.

– Не считаете ли вы, что борьба с коррупцией принимает или может принять чрезмерный характер?

– Чрезмерности я не вижу. Необходимо понимать, что не бывает большой или маленькой коррупции. Потенциально вы можете совершить коррупционное правонарушение уже тогда, когда, махнув рукой, переходите дорогу на красный свет. Вы позволили себе нарушить правила в малом, значит, в случае, когда, например, понадобится ускорить незаконно оформление документов, заплатив вознаграждение сотруднику какого-либо ведомства, вы уже не будете задумываться, что нарушаете закон, а дальше больше. Случай с акимом, который хотел провести воду, заслуживает внимания. Окончательное решение должен принять суд. Вне зависимости от того, госслужащий вы или простой рабочий, надо помнить об ответственности, что она рано или поздно наступит. И благие дела здесь не являются оправданием.