Публичному реестру коррупционеров быть!

Transparency Kazakhstan получил ответ от Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции, в котором чиновники выразили готовность создать публичный реестр лиц, осужденных за коррупцию в Казахстане. Антикоррупционная служба  поддержала идею о том, что подобный список, широко использующийся в международной практике, «позволит усилить гражданский контроль и повысит доверие общества к государственному аппарату».

Более того, по информации АГДСПК для скорейшего решения технических вопросов, предложения экспертов Transparency Kazakhstan рассматриваются в Администрации Президента.

Напомним, в декабре страновое подразделение глобального антикоррупционного движения Transparensy International в Казахстане предложило создать публичный реестр коррупционеров, который наглядно продемонстрирует результат борьбы с коррупцией. Власти отказали в идее, мотивировав его опасениями социального давления на лиц, осужденных за коррупцию, их родственников. В ответ общественники привели обзор международной практики, которая напротив, позволила улучшить систему отбора на государственную службу, а также снизить число повторных коррупционных правонарушений и хищений.

Следует отметить, что это не первое предложение общественников, конструктивно воспринятых государственными органами. Так, в октябре прошлого года на основании предложений Transparency Kazakhstan были запущены технические изменения, которые со второго квартала 2019 года позволят фрилансерам оплачивать обязательные пенсионные отчисления на портале электронного правительства «e-gov».

Другое исследование Transparency Kazakhstan о таможенной коррупции стало основанием для ряда служебных проверок в Министерстве финансов, по итогам которых установлены крупные импортеры, регулярно занижавшие таможенные платежи при ввозе товаров из Китая. В  результате в бюджет страны не поступало в среднем 200 млрд. тенге в год. Также общественники рассказали о проблемах реализации в Казахстане задержанного на границах товара. Ущерб от простаивания конфиската в складах временного хранения еще предстоит оценить.

На отказ АДГСПК создать публичный реестр коррупционеров Transparency Kazakhstan провел обзор международной практики

В декабре 2018 года эксперты Transparency Kazakhstan направили в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции предложения о создании публичного реестра лиц, осужденных за коррупцию.

Однако в ответе Агентства предложение общественников было подвергнуто сомнению. Отказ в создании публичного реестра мотивируется завершением цели наказания при вынесении обвинительного приговора суда и пожизненного запрета на занятие государственной деятельности, а также рисками психологического давления на родственников осужденных лиц.

На что Transparency Kazakhstan рассказал о положительной  практике функционирования публичных реестров коррупционеров в зарубежных странах.

 К примеру, в Германии действует реестр неблагонадежных лиц, уличенных в коррупционных и мошеннических действиях, сверка с которыми обеспечивает защиту муниципальных и государственных организаций от недобросовестных поставщиков и потенциальных сотрудников.

В Российской Федерации публичный реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, закреплен федеральным законом и обязывает направлять сведения для включения в реестр в течение десяти дней с момента принятия решения об увольнении коррупционера.

Информация в реестре содержится на протяжении пяти лет и включает:

1) Ф.И.О. коррупционера,

2) название органа, в котором он работал,

3) причина и дата увольнения,

4) какая норма закона нарушена.

Реестр опубликован на портале госслужбы и управленческих кадров и по состоянию на 13 февраля 2019 года содержит 939 фамилий депутатов, чиновников, работников прокуратуры и Следственного комитета, органов внутренних дел, таможни, военнослужащих, сотрудников Банка России, госкорпораций, пенсионного фонда, фонда социального страхования, фонда обязательного медицинского страхования и др.

Дополнительным плюсом является его размещение на портале госслужбы, где публикуются законы и требования на госслужбу, вакансии и объявления, что позволяет кадровым службам проверить данные соискателей, не обращаясь с запросами в различные инстанции.

В Кыргызстане Единая база данных в отношении осужденных лиц за совершение должностных преступлений, в том числе связанные с коррупцией или хищением государственной и/или муниципальной собственности, опубликована на сайте Генеральной прокуратуры.

В реестр включены 745 бывших сотрудников правоохранительных органов, гражданских служащих, директоров школ и сотрудников сельских управ, бухгалтеров и др., осужденных с 2015 года. В перечне указаны также те лица, чьи дела были окончены нереабилитирующим основаниям.

Актуальное функционирование базы данных отнесено к вопросам национальной безопасности и направлено на контроль дальнейшего карьерного пути осужденных коррупционеров.

Для этого в реестре предусмотрены такие разделы, как:

1) Ф.И.О. осужденного,

2) занимаемая должность на момент совершения преступления,

3) наименование суда, дата и результат вступившего в законную силу судебного акта, статья УК КР, вид назначенного наказания.

В Украине Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения, позволяет сделать запрос по физическим и юридическим лицам.

Реестр опубликован на сайте Национального антикоррупционного бюро Украины. Для получения развернутой справки необходима авторизация по ключу ЭЦП, но общую информацию можно получить, сделав запрос по заданным параметрам.

К примеру, в усеченной версии по физлицам отображается следующая информация:

1) Ф.И.О. на время совершения правонарушения,

2) Место работы на время совершения коррупционного правонарушения,

3) Должность на время совершения коррупционного правонарушения,

4) Состав коррупционного правонарушения,

5) Принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды должностным лицом и служебный подлог,

6) Сфера деятельности на время совершения правонарушения,

7) Статья, согласно которой лицо привлечено к ответственности за совершение коррупционного или связанного с коррупцией правонарушения,

8) Дата вступления в законную силу судебного решения о привлечении лица к ответственности за коррупционное правонарушение,

9) Номер судебного дела,

10) Дата судебного решения,

11) Наименование суда, который принял (постановил) судебное решение о привлечении лица к ответственности за коррупционное правонарушение.

В целом мониторинг СМИ показал, что с начала деятельности реестров в России, Кыргызстане и Украине не установлено фактов преследования родственников этих лиц. В Германии предварительная проверка контрагентов и сотрудников по реестрам коррупционеров является многолетней практикой, положительно себя зарекомендовавшей.

В свою очередь, эксперты Transparency Kazakhstan  неоднократно фиксировали предложения граждан создать аналогичный реестр в Казахстане.

«Мы часто получаем такие предложения, когда помогаем лицам, столкнувшимся с коррупцией, подготовить заявления или при опросах, какие меры были эффективными», — рассказала исполнительный директор Transparency Kazakhtan Ольга Шиян.

По мнению лиц, пострадавших от коррупции, данный реестр позволит наглядно оценить реальные результаты по искоренению коррупции и недопущению повторного трудоустройства осужденных за коррупцию на государственную службу. Он создаст в обществе атмосферу нетерпимости к коррупции – когда осуждение станет публичным и постыдным деянием.

К тому же функционирование публичного реестра позволит решить проблему нарушений при отборе на государственную службу и снизить риски повторных коррупционных преступлений, связанных с сокрытием коррупционного прошлого.

Аналоги такого реестра действуют в Казахстане – это список, осужденных за терроризм и экстремизм, ведущийся Комитетом по финансовому мониторингу и списки лиц, у которых отозвано согласие на занятие руководящей должности в финансовом секторе, ведущиеся Национальным банком. Критики того, что эти списки ведутся или что отбывшим наказание за терроризм запрещено иметь банковские депозиты и карточки, хотя они уже понесли наказание, со стороны общества нет.

Реестр коррупционеров может быть простым списком без фотографий, но главное, чтобы он был и символизировал публичность и открытость в борьбе с коррупцией.

Письмо направлено в  Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции через портал E-Gov.

В новом формате прошла коллегия в Таразе

В Таразе состоялось заседание коллегии Департамента Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по Жамбылской области, на котором обсуждены итоги прошедшего года и перспективы деятельности на 2019 год.

Особенностью нынешнего мероприятия стало изменение формата его проведения. Вместо дежурных отчетов по основным направлениям работы были организованы панельные дискуссии, спикерами которых выступили заместитель акима области Бекболат Орынбеков, исполнительный директор ОО «Transperency Kаzakhstan» Ольга Шиян, руководитель Департамента Национального бюро по противодействию коррупции по Жамбылской области Адильхан Аширбаев,  руководитель молодежного крыла «Жас Отан» Уалихан Болатбек, член Жамбылской областной специальной мониторинговой группы  Бауржан Мурбеков, проектный менеджер фонда «Жамбылского областного центра общественного контроля и мониторинга» Асхат Олжабаев, руководитель «Центра обслуживания инвесторов, проектного управления и цифровизации» Дамир Егизбаев, а также аким Шакпакского сельского округа Жуалинского района Мустафа Бектурганов.

Кроме того, в мероприятии приняли участие руководители областных управлений, члены областного и городского общественных советов, представители депутского корпуга городского и районных маслихатов, заместители акимов города Тараза и районов, руководители территориальных органов, представители общественности и СМИ.

О стремлении Агентства к тесному сотрудничеству с гражданским сектором свидетельствует и то, что заседание коллегии открыл Жасулан Абдиманап, директор телеканала «Jambyl».

Ольга Шиян рассказала о том, что Международная организация «Transparency International», национальное отделение которой она возглавляет, составляет рейтинг стран по индексу восприятия коррупции. По ее словам, за последние несколько лет работа Казахстана по искоренению коррупции высоко оценивается международными экспертами.

 Это заслуга всех вас, — отметила она, обращаясь с госслужащим. — Изучая информацию о Жамбылской области, я была приятно удивлена тем, что у вас реализуется много проектов, инициированных гражданами. К примеру, жамбылские школьники ведут свой канал на YouTube, где рассказывают о достопримечательностях области. А ведь посредством этого же канала ребята могут доступно рассказывать сверстникам о работе электронного правительства. Это и есть гражданское общество, о котором мы говорим.

Она также подчеркнула, что в стране прослеживается позитивный тренд — государственные органы становятся более открытыми.

Формат встречи позволял задавать интересующие вопросы спикерам, не дожидаясь прений. Бауыржан Мурбеков спросил у эксперта, возможно ли проводить рейтинги подобно «Transparency International» в областных центрах и районах. О. Шиян ответила положительно, отметив, что все механизмы и методология давно разработаны, апробированы и показали свою действенность, и пообещала оказать содействие.

Не так давно в области стартовал проект «Жамбыл — адалдық алаңы». Коротко о работе проектного офиса рассказал Бекболат Орынбеков.

 На сегодня уже разработан план работы офиса, созданы условия. Главными его задачами является искоренение бытовой коррупции и привитие нашим гражданам антикоррупционной культуры. Не секрет, что в каждой сфере есть проблемы, мы планируем работать точечно с каждой из них. Плюсом работы такого формата является то, что в регионе усилится общественный контроль в сфере коррупции, — отметил он.

О внедрении в регионе Единого контакт-центра iKomek, который объединит все сall-центры коммунальных служб, рассказал Дамир Егизбаев.

Допустим, чтобы получить необходимый ответ от коммунальных служб или акимата, человеку необходимо сделать более 20 звонков. Позвонив по телефону 109 iKomek, вы даете заявку оператору, который сразу называет сроки, когда его проблема будет решена. Запустить iKomek в Жамбылской области планируем уже в июне этого года, — пояснил спикер.

Руководитель департамента Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции области Равиль Тюлебаев в своем выступлении остановился на основных показателях работы ведомства за 2018 год.

 Реализация проекта «Карта общественного контроля», который позволяет устранить коррупционные риски в бюджетных сферах, уже дала положительные результаты. Рассмотрено 77 обращений жамбылцев, — отметил Р. Тюлебаев. — Кроме того, 200 обращений рассмотрено в мобильном приложении «Цифровой агент», где у казахстанцев есть возможность оценивать качество гос-услуг в режиме реального времени, а уполномоченный орган может оперативно решать проблемы, а не мониторить нарушения постфактум.

По его словам, на сегодняшний день департамент сопровождает 10 проектов местных и зарубежных инвесторов на общую сумму более 266 миллиардов тенге.

Р. Тюлебаев также сообщил, что согласно поручению Главы государства Нурсултана Назарбаева ведомством проведена проверка служебных помещений, занимаемых 497 государственными органами, с целью их оптимизации. Оказалось, что в ущерб госбюджету в области тратится более 30 миллионов тенге вследствие занимаемой лишней квадратуры (в Таласском районе — четыре миллиона тенге, в Мойынкумском — 17 миллионов тенге, в Кордайском — 10,8 миллиона тенге).

Особое внимание спикер уделил вопросам использования современных каналов коммуникации, которые помогают не только устанавливать доверительные отношения между госслужащими и гражданами, но и позволяют населению участвовать в совершенствовании работы госаппарата.

Р. Тюлебаев, понимая, как сильно уровень культуры и навыки общения госслужащего влияют на репутацию госорганов, предложил разработать и внедрить стандарт коммуникативных компетенций государственного служащего.

Говорили на панельной дискуссии и о том, как важно не нарушать рабочий график госслужащего, установленный трудовым законодательством страны.

Затем спикеры привели примеры наиболее подверженных коррупции организаций (к примеру, спеццоны, где казахстанцам выдают водительские права) и договорились о тесном и плодотворном сотрудничестве.

В завершение заседания Р. Тюлебаев подчеркнул, что департамент Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по Жамбылской области всегда открыт к предложениям граждан, и отныне все мероприятия он будет проводить в таком же свободном формате.

 

Пресс-служба ДАДГСиПК по Жамбылской области

Transparensy Kazakhstan предложила ряд антикоррупционных мер для Казахстана

Исполнительный директор Transparency Kazakhstan Ольга Шиян приняла участие в коллегии Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции, состоявшейся 7 февраля 2018 года в Астане.

Выступая в первой части мероприятия, она отметила результаты ежегодного рейтинга восприятия коррупции.

«Казахстан удержал прошлогодние позиции – 31 балл. Но на достигнутом останавливаться не стоит, и я хотела бы сделать три ремарки о том, что помогло бы нам всем вместе достичь лучших результатов», – рассказала она.

Первая рекомендация: улучшение внутристрановых мероприятий по борьбе с коррупцией.

«Нам нужно больше прислушиваться к гражданам, чего они хотят, какой жизни, какие институты хотят видеть. Для этого правительством и НПО проводятся  социологические замеры. Но что если взять международную методологию, например, тот же барометр восприятия коррупции, который признан во всем мире, и реализовать ее по Казахстану? Она покажет ситуацию в динамике», – предложила Шиян.

Второе: она посоветовала не оставлять без внимания внутрирегиональный компонент.

«Во всех рейтингах Казахстан оценивается не отдельно, а по блоку «Евразия» либо «Центральная Азия». К сожалению, так сложилась практика, что определяюстя регионы, потом ранжируются: успешный регион, менее успешный и неуспешный. Внутри этих регионов уже рейтингуются сами страны: успешные, середнячки и аутсайдеры», – пояснила эксперт.

Госпожа Шиян, ссылаясь на международные исследования, отметила, что Казахстан остается лидером в Центральной Азии.

«Но если мы хотим иметь лучший показатель и войти в 30 лучших стран мира, то мы должны думать и о наших соседях. Нужно вовлекать государства Центральной Азии в общие обсуждения и решение коррупционных проблем. В последнее время коррупция приобретает трансграничный характер, наше последнее исследование о коррупции на таможне – это яркое свидетельство тому. В одиночку решить эти проблемы сложно, они наталкиваются на ряд противодействий со стороны соседних стран. Поэтому, если мы хотим улучшить ситуацию не только у себя, мы должны подумать и о наших соседях», – отметила аналитик.

Третья ремарка: общемировые тренды. В настоящее время мировое сообщество озабочено связью коррупции и падению демократии, проинформировала она.

«Поэтому если мы хотим войти в число 30 развитых стран мира, то необходимо пересматривать само содержание коррупции. Исходя из казахстанской статистики, за коррупцию привлекаются в основном за дачу взятки и хищения, то есть за материальные преступления. Но пора определять коррупцию более шире, это ведь и нематериальные преступления, пособничество, конфликт интересов, сокрытие декларации. Это все элементы, которые нужно исследовать более глубоко и искоренять», – резюмировала Шиян.

Ранее Transperensy Kazakhstan сообщал, что Казахстан набрал 31 балл и занял 124 строчку, расположившись вместе с Джибути, Габоном, Мальдивами и Непалом. Для сравнения: в 2017 году Казахстан занимал 122 строчку в Индексе восприятия коррупции, а в 2016 году – 131 место.

Источник: https://lsm.kz/kazahstan-uderzhal-poziciyu-v-antikorrupcionnom-rejtinge—transperensy-kazakhstan?fbclid=IwAR3lTAdHy2lR88OupJK0lvVx7TOZgE3gpkTjdWqDaUSct35bdlXiFsQttKo

Фото предоставлено Пресс-службой АГДСПК

В ИНДЕКСЕ ВОСПРИЯТИЯ КОРРУПЦИИ КАЗАХСТАН ВОЗГЛАВИЛ СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В Индексе восприятия коррупции Казахстан набрал 31 балл и занял 124 строчку, вместе с Джибути, Габоном, Мальдивами и Непалом.

В этом году Индекс восприятия коррупции отразил тревожную связь между коррупцией и состоянием демократии.

На фоне всеобщего снижения стран в рейтинге ИВК и достаточно жесткую оценку состояния демократии, Казахстану удалось сохранить закрепленные в предыдущем рейтинге позиции.

Казахстан оценивался в девяти исследованиях.

Эксперты пяти рейтинговых агентств, на исследованиях которых строится Индекс восприятия коррупции, положительно оценили усилия Казахстана по борьбе с коррупцией и неоднозначно – в сфере демократии.

Три рейтинговых агентства повысили оценку принимаемых Казахстаном антикоррупционных мер, еще два – посчитали ее недостаточной.

  • Bertelsmann Foundation Transformation Index– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 25 баллов.
  • Economist Intelligence Unit Country Ratings– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 20 баллов.
  • Freedom House Nations in Transit Ratings– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 24 баллов.
  • Global Insight Country Risk Ratings — оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 35 баллов.
  • IMD World Competitiveness Yearbook– снизил рейтинг с 55 до 48 баллов.
  • PRS International Country Risk Guide — повысил оценку до 27 баллов по сравнению с прошлогодними 24 баллами.
  • World Economic Forum– 46 баллов против 36 в 2017 году.
  • World Justice Project Rule of Law Index– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 34 балла.
  • Varities of Democracy Project– снизил с 24 до 17 баллов.

Удержание Казахстаном своих позиций в рейтинге ИВК на фоне общемирового кризиса демократии и роста транснациональной и локальной коррупции свидетельствует о положительной динамике страны в противодействии коррупции.

Мировым сообществом положительно оценивается деятельность Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции в вовлечении граждан по искоренению бытовой коррупции.

Успешными примерами гражданского участия можно обозначить деятельность Специальной мониторинговой группы, Общественного совета г. Алматы.

Возрастает роль общественных  объединений в изобличении коррупции. Одним из  исследований, выявившем многомиллиардные хищения на таможне, стала Белая книга «Таможенная коррупция: анализ товарооборота Казахстана», подготовленная экспертами Фонда Transparency Kazakhstan. По его результатам проблему коррупции на таможне  взяли на контроль депутаты Сената Парламента.

Положительной оценки заслуживает Министерство финансов, отреагировавшее анализом проблемных моментов и обозначившее работу по искоренению возможностей для коррупции на таможне в качестве приоритета на 2019 год .

При этом, отмечается сложное финансовое положение местных неправительственных организаций, что ограничивает их возможности в проведении глубоких исследований.

Независимым зарубежным экспертам для оценки влияния борьбы с коррупцией на состояние демократии требуется больше времени, чем один год, так  как языковой и временной барьер в получении информации не позволяют получать актуальную информацию своевременно.

Даже когда страны решают проблемы коррупции в стране сразу, иногда они получают худшие результаты в рейтинге восприятия коррупции, по крайней мере, на начальном этапе, когда выявляются коррупционные скандалы, факты давления на СМИ, недостаточная прозрачность деятельности правительства, национальных компаний и тема коррупции начинает превалировать в общественном дискурсе.

Таким образом, учитывая информационный и языковой барьер в получении исследовательскими институтами информации о борьбе с коррупцией в Казахстане,

эксперты Transparency International Kazakhstan делают прогноз,

что при условии продолжения реализации Казахстаном активных мер по снижению коррупции,

усилению демократических институтов и верховенства права,

повышению роли НПО в формировании гражданского общества,

возможен рост позиций Казахстана как в совокупных исследованиях, так и в Индексе восприятия коррупции.


Индекс восприятия коррупции анализирует восприятие коррупции в государственном секторе и оценивает 180 стран, опираясь на 13 видов опросов бизнесменов и экспертных оценок. (Смотрите методологическое видео ниже.)

В индексе используется шкала от нуля до 100, где ноль  — сильно коррумпированная страна, 100 – свободная от коррупции.

Лучшие страны ИВК по итогам 2018 года — Дания и Новая Зеландия с оценками 88 и 87 соответственно. Худшие — Сомали, Сирия и Южный Судан с оценками 10, 13 и 13 соответственно.

Средний балл по центральноазиатскому региону повысился на единицу, составив 35 баллов.

По оценкам мировых экспертов Казахстан набрал 31 балл, Кыргызстан – 29, Россия – 28, Азербайджан – 25, Таджикистан – 25, Узбекистан – 23, Туркменистан – 20.

Выше в рейтинге – Украина – 32 балла, Молдова – 33, Армения – 35 и Беларусь – 44.

Мировой пресс-релиз на английском языке.

Мировой пресс-релиз на русском языке

Сводный отчет на английском языке.

Краткая Методология на русском языке.

Развернутая Методология на русском языке.

Методологическое видео.

Описание источников ИВК на русском языке.

Часто задаваемые вопросы и ответы на русском языке.

Transparency Kazakhstan выявил признаки коррупции в хранении контрабандного импорта

В октябре 2018 года общественный фонд Transparency Kazakhstan опубликовал результаты исследования «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота», в котором проанализировал несоответствия в таможенной статистике Казахстана с 10 странами-партнерами, не входящими в ЕАЭС за пятилетний период[1].

Примечательно, что проблему коррупции признали таможенные органы Казахстана и даже предварительно установили полсотни импортеров, имеющих наибольшие объемы импорта категорий товаров с несоответствиями в декларировании. Власти пообещали разобраться и взыскать недополученные налоги[2].

Из-за подобной «невнимательности» органов государственных доходов в бюджет Казахстана только от торговли с Китаем не поступили налоги почти с 7 млрд. долларов США за последние пять лет.

Transparency Kazakhstan заинтересовал другой аспект деятельности Комитета госдоходов – передача на реализацию в доход государства контрабандного товара.

Согласно таможенному законодательству Казахстана, досмотр и декларирование ввозимых товаров производится в складах временного хранения, оборудованных системами охраны, видеонаблюдения и стационарными таможенными постами.

В Казахстане, согласно сведениям, опубликованным на сайте Комитета государственных доходов, работает 226 складов временного хранения (СВХ)[3]. Это частные компании, доход которых формируется от пользования их площадок импортерами, ввозившими продукцию на декларирование.

Владельцы этих складов принимают на себя обязательства обеспечить целостность и сохранность импортных  товаров[4]. При несоблюдении требований они подвергаются санкциям в виде приостановления, лишения лицензии и, как следствие исключения из реестра КГД.

Товары, ввезенные на территорию прохождения таможенного контроля и признанные контрабандой, подлежат аресту и передаче на реализацию в доход государства.

Для этой процедуры в Таможенном кодексе определен срок – 30 календарных дней, по товарам, подвергающимся быстрой порче – 24 часа.

Законодательством предусмотрено, что если у таможенных органов нет собственных складов, то они используют на возмездной основе[5] частные склады временного хранения.

Расходы по перевозке, перегрузке и хранению задержанных товаров должны возмещаться владельцами грузов или  из государственного бюджета в случае внезапного исчезновения первых[6].

Законодательством даже определена единая компания – АО «Компания по реабилитации и управлению активами», которая выступает поручителем импортеров, а в случае признания продукции контрабандной, уполномочена реализовывать ее на торгах[7].

В результате чего:

  • в бюджет государства поступают таможенные пошлины,
  • владельцы СВХ получают компенсацию за временное хранение товаров, признанных таможенными органами вещественными доказательствами по фактам ввоза в Казахстан контрабандного товара,
  • АО «Компания по реабилитации и управлению активами» — плату по прейскуранту за организацию торгов[8].

Казалось бы, система управления контрабандным товаром регламентирована с точностью часового механизма. Однако на практике складывается иная ситуация.

 

Интервью с владельцами СВХ (на условиях анонимности)

Методом случайной выборки эксперты Transparency Kazakhstan обзвонили СВХ, расположенные в разных регионах Казахстана.

Владельцы СВХ в г. Алматы, Алматинской и Жамбылской областей рассказали о том, что уже много лет в добровольно-принудительном порядке оказывают органам госдоходов  услуги по хранению контрабандных товаров без фактической компенсации за аренду, сама же арестованная продукция приходит в негодность.

Отказ в хранении товара чреват по сообщениям владельцев СВХ санкциями со стороны органов госдоходов.

К примеру, по сведениям владельца одного из СВХ г. Алматы у него хранится конфискованный товар на сумму 1 млрд тенге с 2014 года, по сведениям другого владельца СВХ – с 2010 года.

По сведениям владельца СВХ из г. Тараза, его сотрудники вынуждены бороться с грызунами, которые регулярно заводятся в залежавшемся арестованном товаре.

Другой владелец СВХ из Алматы сообщил, что несколько лет назад на его площадку завезли 17 грузовых автомобилей с обувью, одеждой, электроникой, которые были признаны неподходящими для декларирования.

В результате руководство СВХ было вынуждено срочно устанавливать дополнительную систему видеонаблюдения и защитные навесы от солнца и дождя. За год тенты пришли в негодность. Однако госроганы до сих пор не предприняли мер для того, чтобы передать конфискат на реализацию.

Помимо этого, еще 20 контейнеров этого СВХ заполнены аналогичным товаром от 20 компаний на общую сумму 1,5 млрд. тенге. Убытки от длительного хранения бесхозного товара, по сообщению руководства этого СВХ, перевалили 850 млн. тенге.

Более того, занятое пространство не позволяет им принимать для прохождения таможенного контроля и временного хранения новый товар.

Объемы ущерба от несоблюдения чиновниками требований таможенного законодательства наглядно видны в следующей таблице, предоставленной одним  из владельцев СВХ в г. Алматы.

 

Импортер, чей товар был признан контрабандным Как давно арестован На какую сумму оценивается арестованный товар, тенге Размер убытка СВХ от хранения арестованного товара, тенге
1 Mega Logistics С 2015 г. 6 482 700 20 000 000
2 Сархон С 2016 г. 2 403 450 1 500 000
3 Ак Асар С 2016 г. 20 000 000 35 000 000
4 66 контейнеров С 2014 по 2017 гг. 840 000 000
5 Mreus Trade С 2017 г. 150 000 000 100 000 000
Итого: 178 886 150 996 500 000

 

Налицо серьезные коррупционные риски, поскольку складывающая ситуация позволяет  оказывать властям давление  на владельцев СВХ, угрожая им штрафами либо лишением лицензий за отказ от хранения арестованного товара.

Испорченный из-за долгого хранения товар не может быть реализован на торгах и подлежит уничтожению, в доход государства не поступают миллиарды тенге.

К тому же, запущенная Комитетом государственных доходов система «Астана -1» фиксирует товар, который прошел таможенное декларирование[9]. Отследить движение арестованного конфиската не представляется возможным.

На сайте АО «Компания по реабилитации и управлению активами»[10] не удалось найти отчетной информации, какое количество арестованной на таможне продукции передано в ее распоряжение для дальнейшей реализации.

Учитывая, что:

  • деятельность 60 СВХ, расположенных в г. Алматы формирует треть валового регионального продукта (ВРП) и в местный бюджет поступает 60 млрд. тенге налоговых отчислений,
  • 48% оптового товарооборота страны проходит через г. Алматы и составляет 29 трлн. тенге в год,
  • 65% контрабандного товара арестовывается органами государственных доходов,

Transparency Kazakhstan приходит к выводу о высокой степени коррупциогенности в деятельности сотрудников Департаментов государственных доходов г. Алматы, Алматинской и Жамбылской областей, осуществляющих декларирование товаров из Китая.

В качестве минимизации причин и условий, ведущих к злоупотреблениям со стороны органов ДГД и потенциальной коррупции, предлагается:

  1. Провести ревизию конфискованных товаров, хранящихся на территориях СВХ более 30 календарных дней.
  2. Обеспечить в кратчайшие сроки передачу конфиската АО «Компания по реабилитации и управлению активами» для дальнейшей реализации на торгах.
  3. Рассмотреть ответственность должностных лиц органов государственных доходов, по чьей халатности в бюджет страны не поступили соответствующие платежи от реализации конфискованного товара, а владельцы СВХ понесли убытки.
  4. Обеспечить отслеживание движения конфиската с возможностью проверки его статуса в режиме реального времени от момента признания его контрабандным до реализации на торгах.

Поскольку сфера декларирования импортных товаров сопряжена со значительным оборотом денежных средств и высокой степенью коррупциогенности, предлагаемые решения могут быть успешно реализованы только при участии Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции, Национального бюро по противодействию коррупции, прокуратуры и общественности.

Результаты исследования направлены в государственные органы.

Transparency Kazakhstan будет дополнительно информировать общественность о принятых властями мерах.

[1] http://tikazakhstan.org/tamozhennaya-korruptsiya-kazahstana-zerkalnyj-analiz-tovarooborota/

[2] https://total.kz/ru/news/vnutrennyaya_politika/rashozhdenie_v_dannih_o_tovarooborote_rk_i_knr_sostavilo_pochti_7_mlrd_dollarov_date_2018_12_19_12_41_35

[3] http://kgd.gov.kz/ru/nsi/tssbx/10/1

[4] http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1800016591

[5] http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1800016529

[6] http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1700000123#z6846

[7] http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=32283948

[8] http://www.krua.kz/

[9] http://212.154.167.54:8080/index.jsf

[10] http://www.krua.kz/

Transparency Kazakhstan рекомендовал проверить законность работы сайтов, предлагающих платные услуги по написанию дипломных работ

Сегодня председатель попечительского совета Transparency Kazakhstan Марат Шибутов принял участие в оценке результатов анализа коррупционных рисков в деятельности Комитета науки.

В целом, он положительно оценил итоги анализа, отметив  ряд факторов, ведущих к коррупции и низкому качеству профессиональных научных кадров.

К примеру, в рамках анализа не дифференцированы условия возникновения и устранения  институциональной и индивидуальной коррупции в сфере науки.

«При институциональной коррупции имеет место финансовое мошенничество, незаконные закупки товаров и услуг, уклонение от уплаты налогов.  Минимизировать ее можно, публикуя результаты аудиторских проверок на веб-сайтах ВУЗов и в средствах массовой информации», — разъяснил М.Шибутов.

Индивидуальную коррупцию, связанную с непрофессиональным поведением преподавателей, обманом на экзаменах, плагиатом и фальсификацией результатов исследований можно преодолеть благодаря повышению роли репутации ВУЗов, профессорско-преподавательских и студенческих кодексов поведения.

Для того чтобы повысить статус казахстанских ВУЗов общественник предложил  выполнить минимум два требования к подотчетности.

Первое.  Честность в предоставлении образовательных услуг. Измеряется путем  проведения внешних опросов, доступа к публикациям и результатам научных исследований.

Второе. Честность в использовании финансовых ресурсов. Измеряется в ходе внешнего аудита.

Кроме того, Марат Шибутов сообщил, что рабочей группой не был исследован феномен написания выпускных работ на заказ.

Он привел пример, когда при вводе в поисковую строку интернет «дипломная работа на заказ в Алматы» отображается более сотни сайтов, предлагающих за деньги услуги по подготовке курсовых, дипломных, магистерских, кандидатских и даже докторских работ.

«Мониторинг контента этих сайтов свидетельствует, что организации позиционируют себя в качестве легального бизнеса в Казахстане с конкретным прайс-листом, отзывами, юридическими адресами», — выразил обеспокоенность М.Шибутов.

Также Марат Шибутов рассказал о том, что эксперты Transparency Kazakhstan изучили  регистрационные данные научных изданий, в которых зачастую публикуют результаты исследований казахстанские аспиранты и докторанты.

Некоторые из этих журналов зарегистрированы за рубежом. Однако в составы их редакционных коллегий входят в основном казахстанские ученые, что свидетельствует о намеренном создании у журнала «зарубежного» статуса.

Публикации в таких якобы зарубежных журналах осуществляются на платной основе и требования к рецензированию материалов в них зачастую формальны.

Подводя итоги своей оценки М.Шибутов, предложил учесть рекомендации Transparency Kazakhstan, направленные ранее в АГДСПК и связанные с обеспечением доступа к диссертационным работам, защищенным в Казахстане с 1991 года.

«Это позволит проверить их на плагиат, усилить требования к диссертационным советам, привлечь к ответственности лиц, мошенничающих в получении научной степени», — заключил общественник.

Отклик направлен рабочей группе через портал E-gov. Transparency Kazakhstan будет отслеживать, какие рекомендации общественников войдут в план по минимизации коррупционных рисков и будут реализованы Комитетом науки МОН.