Monitoring corruption in Kazakhstan

 

The results of a sociological survey of the population showed that 54.4% of respondents believe that the number of corruption cases over the past year in their community is likely to have decreased. 23.9% believe that the number of corruption cases in their locality is likely to increase, 21.7% found it difficult to assess the changes. The share of those who believe that it is possible to resolve issues in the country without resorting to corruption schemes (35.8%) is two times lower than the total share of those who believe that corruption is an integral part of our daily practices (56.3%).

The five subjects that, according to the population, deserve the greatest trust from ordinary citizens and have the greatest impact on reducing corruption in the provision of public services include: Agency for Civil Service Affairs and Anti-Corruption (68.3%), Government of the Republic of Kazakhstan (56.3%), the Nur Otan Party (53.7%), the media (53.7%).

77.2% of respondents said that over the past 12 months, state authorities have come to resolve any issue. Of these, 13.4% were faced with the need to resolve the issue informally.

More often than average indicators in the country about the need to resolve issues informally in the Zhambyl, Atyrau, Almaty, Mangistau, Karaganda, Kyzylorda regions and the city of Almaty.

In the following five institutions, according to respondents, up to 60% of cases of corrupt interaction between citizens and state bodies occur. These are: state polyclinics and hospitals, police, land relations departments, state kindergartens, state universities.

A situational analysis of corrupt practices has shown that the degree of recipient’s interest in the service affects the degree to which the respondent is involved in corruption. Respondents who had corruption experience reported greater readiness to resolve the issue informally in the military enlistment offices, state kindergartens, civil registration offices (ZAGS), and at customs. Most often, they concluded agreements on an informal solution to the issue with specialists (34.2%), department heads (17%) and leading specialists (15.9%). However, there are differences depending on the state agency.

In 70.7% of cases, a corruption transaction is concluded on the basis of financial calculation. Half of all payments does not exceed 15,000 tenge, the minimum payment amount was 500 tenge, the maximum — 500,000 tenge. The second most common type of transaction is flowers, sweets (14.3%).

As part of a questionnaire survey of the population, the question of the occasion, which served as the basis for the emergence of the corruption situation, was open, which suggested the respondent’s response in free form. In total, more than 70 unique occasions were received. The TOP 10 corruption issues included:

  1. Treatment / appointment with a specialist
  2. Employment
  3. Obtaining / registration of land
  4. The device of the child in kindergarten / entering into electronic queue
  5. Violation of traffic rules
  6. Deferment from the army / military ticket
  7. Closing / not executing a fine
  8. Obtaining a medical certificate
  9. Making / receiving a childbirth allowance
  10. Admission to the university / receiving an educational grant

Also, as part of a questionnaire survey of the population, more than 50 unique reasons for the corruption transaction were identified by the respondents. It should be noted that both in the group of respondents who have corruption experience and those who deny it, the most common motive is the desire to do everything quickly, without red tape. Judging by the fact that red tape, delaying the resolution of the issue is the most common type of behavior on the part of the employee of the department in the main attempt of government officials to get informal remuneration, it is not possible to solve the issue differently for many citizens.

The share of informal transactions concluded through an intermediary accounts for 49.2% of cases. The role of intermediaries is most often played by acquaintances (42.5%) and employees of the department / institution (26.5%). In 13.8% of cases, it is a relative.

The results of a sociological survey of entrepreneurs showed that 56.6% of respondents believe that over the past year the number of corruption cases in their village has more likely decreased. 17.1%, believes that the number of corruption cases increased more likely, 26.3% found it difficult to assess the changes. The general perception of corruption in the country as a whole is also favorable. 76.1% of respondents agree and rather agree that an entrepreneur can, without giving bribes, develop his business in his place of residence; 16.1% disagree and rather disagree with this point of view.

The five entities that deserve the most trust from ordinary citizens and have the greatest impact on reducing corruption in the provision of public services, according to entrepreneurs, include the Anti-Corruption Agency (72.4%), the Government of the Republic of Kazakhstan (62.8 %), The Nur Otan Party (54.7%), the media (54.4%), the Ministry of Internal Affairs (52.1%)

According to the results of the study, it becomes obvious that there are regional features in the attitude of entrepreneurs to the topic of corruption. The following groups can be distinguished:

  1. Corruptionally rational regions. These are those regions in which entrepreneurs are keenly reacting to the growth of corruption facts, and are ready to state and speak openly about them. There are Almaty and Nur-Sultan, Kyzylorda, Atyrau, Mangistau and Karaganda regions.
  2. Corruption-emotional regions. These are the regions where a high level of stereotypical perception of corruption of state bodies is noted, but at the same time, there is a low indicator of involvement in corrupt practices. This group includes Zhambyl, Akmola, Aktobe and Kostanai regions.
  3. Corruption neutral regions. These are the regions in which moderate stereotyping is noted about the increase in the level of corruption when interacting with state bodies with average indicators of corruption involvement in the country. These are East Kazakhstan, West Kazakhstan, North Kazakhstan, Almaty, Turkestan, Pavlodar regions and the city of Shymkent.

Among the entrepreneurs surveyed, «optimists» predominate (those who believe that talk about the extent of corruption in the country is greatly exaggerated) — 40% and «pragmatists» (those who use corruption in their own interests) — 38.9%. Supporters of a catastrophic view (nothing can be solved without corruption) make up 13.6%.

97.4% of entrepreneurs surveyed reported that they applied with varying frequency over the past 12 months to a particular government agency. According to the results of the survey, only 9.2% of the survey participants were faced with the need to resolve the issue informally.

More often than average indicators across the country on the need to resolve issues informally were noted in the years. Almaty, Nur-Sultan, Shymkent, Almaty, Mangistau, Karaganda, Atyrau, Kyzylorda regions.

Entrepreneurs reported that they were more often confronted with an informal resolution of issues in the department of state revenue (tax), the department of land relations, the administration of the district akimat, the police, the fire service and customs.

It is typical for entrepreneurs, as well as for the population, that involvement in corruption does not always depend on the frequency of appeals. A situational analysis of corrupt practices allows us to conclude that the degree of interest of the recipient in the service, rather than the number of requests, has a greater influence on involvement in corruption.

From the point of view of entrepreneurs, employees of departments / institutions are more likely to initiate informal resolution of issues than themselves — 40.7% versus 32.3%. Intermediaries account for 26.9% of cases. According to entrepreneurs, most often they made agreements on an informal solution to the issue with representatives of the lower level of government agencies — with specialists / inspectors (30.2%) and chief / leading specialists (27.6%).

In most cases, a corruption transaction is concluded on the basis of financial calculation (60.3%). Half of all payments do not exceed 38,000 tenge. At the same time, the minimum amount of payment amounted to 5000 tenge, and the maximum — 300,000 tenge. The second most common type of transaction is services (20.7%).

The list of reasons that served as the basis for the emergence of a corruption situation was open, which suggested a response from the respondent in a free form. In total, more than 50 unique occasions were received, the most common:

  1. Paperwork / acceleration
  2. Fire safety check, permission
  3. To make land for construction
  4. Get the land
  5. Customs inspection at the border, import of goods
  6. Tender (fictitiously conducted by government organizations)
  7. Reducing the size of the fine
  8. Writing a fine
  9. Violations during the execution of customs declarations
  10. Installation of fire installations, devices
  11. Submission of reports / annual reports
  12. Tax Redemption
  13. Registration of foreign workers, extension of temporary registration of foreign citizens
  14. Get help out of turn
  15. Protection of rights
  16. Find a thief, investigate theft.

Also, 57.4% of the entrepreneurs surveyed said that the most common way for an employee of the department to get an informal payment is red tape, delaying the resolution of the issue, 26.5% — abuse of power, 16.2% — direct extortion.

Thus, the main motive for resolving the issue in an informal way is the desire to do everything quickly, without red tape, which is why entrepreneurs see no other way and 69.5% of them said they agreed to an informal solution to the issue. The share of informal transactions concluded through an intermediary accounts for 44.8% of cases. The intermediaries are most often played by acquaintances (36.5%) and influential people (21.2%), as well as «helpers» (17.3%).

The results of the analysis of complaints received on the Open Government portal «Open Dialogue» from January 1 to May 31, 2019 showed that out of 15540 appeals, 568 appeals, or 3.7%, contain information about the applicants’ encounter with corruption or poor-quality work of state bodies, red tape , abuse of authority and ethical violations.

100% of the requests contained information on previously sent requests to any of the budget organizations or to a state body (including the public service center) to resolve any issue. However, the lack of an answer or solution to the problem that the applicants contacted led to a repeated appeal to a higher authority or to the first head of the department through the Open Dialog blog platform.

Most often, the applicants complained about the blogs of the Ministers of the Interior, Health, Justice, Labor and Social Protection, the Chairman of the Anti-Corruption Agency and the Chairman of the State Revenue Committee of the Ministry of Finance of the Republic of Kazakhstan. At the level of local executive bodies, complaints more often came to the blog platforms of akims of Akmola, Turkestan, Kostanay, Almaty regions and the city of Nur-Sultan.

Complaints related to the failure to respond to the request were received mainly on the blogging platform of the heads of the State Revenue Committee, the Ministry of Justice, the Ministry of Labor and Social Protection, the Ministry of Education, the Anti-Corruption Agency, the Ministry of the Interior, the Akim of Almaty Region and the city of Nur Sultan . In 90% of cases, the answers were not provided by employees of the same departments.

In 19.8% of the complaints, the applicants reported that they had encountered corruption when applying to state authorities. More often than average, the need to resolve the issue informally was reported from Almaty, North Kazakhstan, Kyzylorda, Turkestan regions, cities. Almaty, Nur-Sultan, Shymkent.

The applicants reported that up to 60% of corruption encounters occurred within the walls of the police, state hospitals and clinics, the tax department, when contacting private enforcement agents and state-owned limited liability partnerships.

A situational analysis of corruption practices showed that involvement in corruption depends on the degree of interest of the recipient in the service. From the point of view of applicants who reported having encountered corruption, the initiators of an informal resolution of issues are more often employees of departments / institutions than citizens — 62.1% versus 6.8%. Intermediaries account for 31% of cases.

At the same time, the state bodies, in which the citizens themselves are the initiators, were designated the police. According to the applicants, more often than other employees of government agencies involved in corruption transactions are specialists / medical personnel (78.4%), managers (12.6%) and deputy managers (8.8%).

In most cases, the applicants reported that in the event of a collision with corruption, the subject of the transaction was cash, and the transaction was concluded within 10,000 tenge. The minimum payment amount was 500 tenge, and the maximum — 600,000 tenge. Also, two complaints against the police were related to extorting bribes in the amount of $ 4,700 and $ 8,000.

The list of reasons why the complainants of the complaint about the Open Dialog portal was open and formed as we studied their contents. Altogether, 463 descriptions of cases of applicants falling into a corruption situation when interacting with state bodies or state institutions, poor-quality rendering of public services or consideration of an appeal, and a lack of response to a request and appeal were received.

According to the applicants, the main violations by public servants who contributed to corruption and became the reason for submitting an appeal to the Open Dialog blog platform were:

  1. Red tape
  2. Negligence, formalism
  3. Providing answers with vague wording
  4. Inaction in the investigation of fraud, theft
  5. Excess of authority
  6. Formal rule of law
  7. Failure to provide a response to a previously sent request
  8. Creation of artificial barriers and an offer to get a service for money
  9. Incompetence and gross errors of specialists
  10. Non-enforcement of a court decision
  11. Corruption risks in the legislation
  12. Technical errors in the work of state portals
  13. Ethical violations
  14. Protectionism
  15. Multiple redirects of requests.

As part of the analysis of complaints on the Open Dialog portal, it was established which state authorities or public institutions the applicants expressed confidence in. These are: Anti-Corruption Agency (26.6%), Nur Otan Party (13.3%), Ministry of Health (6.6%), Ministry of Labor and Social Protection (6.6%), Ministry of Internal Affairs ( 6.6%), the Akimat of the region (6.6%), the prosecutor’s office (6.6%), the media (6.6%).


In developing the methodology, the research approaches were taken as the basis for the Global Corruption Barometer and the Transparency International Corruption Perception Index. The study has a cumulative nature and consists of a sociological survey of individuals and legal entities, as well as an analysis of complaints received on the Open Government portal «Open Dialogue».

This format made it possible to find out the proportion of respondents who had corruption experience with the subsequent determination of the most vulnerable state and public institutions, as well as positions and regions with a high perception of corruption.

To solve the research tasks, a questionnaire survey of the population was used, as well as an analysis of complaints on the Open Dialog portal that had references to corruption or other violations in government bodies. In the framework of the survey, 7284 respondents — individuals and 1800 respondents — representatives of small and medium-sized individual entrepreneurship were interviewed by the questioning method. As part of the analysis of big data, out of 15540 appeals, 568 appeals of individuals and legal entities received on the Open Dialogue portal from January 1 to May 31, 2019 were selected and analyzed.


Link to survey Monitoring corruption in Kazakhstan

Transparency Kazakhstan заключил меморандум о сотрудничестве с российским Диссернетом

Transparency Kazakhstan заключил меморандум о сотрудничестве с учеными Российской академии наук, создавшими сообщество «Диссернет», которое выявляет наличие некорректных заимствований в научных исследованиях.

Отсутствие в свободном доступе диссертаций вкупе с безнаказанностью привели к тому, что в Казахстане нет преемственности исследований, не создаются научные школы, а статьи казахстанских аспирантов, соискателей и ученых публикуются в низкопробных журналах. Дополнительную угрозу состоянию науки в Казахстане несет широко развитый рынок подготовки диссертаций на платной основе. Постоянные скандалы сопровождают систему распределения научных грантов.

«Мы убеждены, что ученых, в magnum opus которых замечен плагиат, необходимо пожизненно лишать регалий, как и чиновников, уличенных в коррупции», — сообщил председатель Попечительского совета Transparency Kazakhstan Марат Шибутов.

Transparency Kazakhstan направил ряд предложений в Парламент Казахстана и Министерство образования и науки. Примечательно, что МОН поддержал идею комплексно повысить качество науки и согласился разработать пакет поправок, после принятия которых, ученые, уличенные в академической нечестности, будут лишены своих званий.

Ранее общественники обращались в АДГСПК с инициативой проверить на антиплагиат диссертационные работы, защищенные в Казахстане с 1991 года, а также принять комплекс мер по улучшению качества деятельности ученых советов.  Отказ антикоррупционной службы мотивирован истечением срока давности  фактов плагиата.

 

В ИНДЕКСЕ ВОСПРИЯТИЯ КОРРУПЦИИ КАЗАХСТАН ВОЗГЛАВИЛ СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В Индексе восприятия коррупции Казахстан набрал 31 балл и занял 124 строчку, вместе с Джибути, Габоном, Мальдивами и Непалом.

В этом году Индекс восприятия коррупции отразил тревожную связь между коррупцией и состоянием демократии.

На фоне всеобщего снижения стран в рейтинге ИВК и достаточно жесткую оценку состояния демократии, Казахстану удалось сохранить закрепленные в предыдущем рейтинге позиции.

Казахстан оценивался в девяти исследованиях.

Эксперты пяти рейтинговых агентств, на исследованиях которых строится Индекс восприятия коррупции, положительно оценили усилия Казахстана по борьбе с коррупцией и неоднозначно – в сфере демократии.

Три рейтинговых агентства повысили оценку принимаемых Казахстаном антикоррупционных мер, еще два – посчитали ее недостаточной.

  • Bertelsmann Foundation Transformation Index– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 25 баллов.
  • Economist Intelligence Unit Country Ratings– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 20 баллов.
  • Freedom House Nations in Transit Ratings– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 24 баллов.
  • Global Insight Country Risk Ratings — оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 35 баллов.
  • IMD World Competitiveness Yearbook– снизил рейтинг с 55 до 48 баллов.
  • PRS International Country Risk Guide — повысил оценку до 27 баллов по сравнению с прошлогодними 24 баллами.
  • World Economic Forum– 46 баллов против 36 в 2017 году.
  • World Justice Project Rule of Law Index– оставил рейтинг на прежнем в сравнении с 2017 годом уровне – 34 балла.
  • Varities of Democracy Project– снизил с 24 до 17 баллов.

Удержание Казахстаном своих позиций в рейтинге ИВК на фоне общемирового кризиса демократии и роста транснациональной и локальной коррупции свидетельствует о положительной динамике страны в противодействии коррупции.

Мировым сообществом положительно оценивается деятельность Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции в вовлечении граждан по искоренению бытовой коррупции.

Успешными примерами гражданского участия можно обозначить деятельность Специальной мониторинговой группы, Общественного совета г. Алматы.

Возрастает роль общественных  объединений в изобличении коррупции. Одним из  исследований, выявившем многомиллиардные хищения на таможне, стала Белая книга «Таможенная коррупция: анализ товарооборота Казахстана», подготовленная экспертами Фонда Transparency Kazakhstan. По его результатам проблему коррупции на таможне  взяли на контроль депутаты Сената Парламента.

Положительной оценки заслуживает Министерство финансов, отреагировавшее анализом проблемных моментов и обозначившее работу по искоренению возможностей для коррупции на таможне в качестве приоритета на 2019 год .

При этом, отмечается сложное финансовое положение местных неправительственных организаций, что ограничивает их возможности в проведении глубоких исследований.

Независимым зарубежным экспертам для оценки влияния борьбы с коррупцией на состояние демократии требуется больше времени, чем один год, так  как языковой и временной барьер в получении информации не позволяют получать актуальную информацию своевременно.

Даже когда страны решают проблемы коррупции в стране сразу, иногда они получают худшие результаты в рейтинге восприятия коррупции, по крайней мере, на начальном этапе, когда выявляются коррупционные скандалы, факты давления на СМИ, недостаточная прозрачность деятельности правительства, национальных компаний и тема коррупции начинает превалировать в общественном дискурсе.

Таким образом, учитывая информационный и языковой барьер в получении исследовательскими институтами информации о борьбе с коррупцией в Казахстане,

эксперты Transparency International Kazakhstan делают прогноз,

что при условии продолжения реализации Казахстаном активных мер по снижению коррупции,

усилению демократических институтов и верховенства права,

повышению роли НПО в формировании гражданского общества,

возможен рост позиций Казахстана как в совокупных исследованиях, так и в Индексе восприятия коррупции.


Индекс восприятия коррупции анализирует восприятие коррупции в государственном секторе и оценивает 180 стран, опираясь на 13 видов опросов бизнесменов и экспертных оценок. (Смотрите методологическое видео ниже.)

В индексе используется шкала от нуля до 100, где ноль  — сильно коррумпированная страна, 100 – свободная от коррупции.

Лучшие страны ИВК по итогам 2018 года — Дания и Новая Зеландия с оценками 88 и 87 соответственно. Худшие — Сомали, Сирия и Южный Судан с оценками 10, 13 и 13 соответственно.

Средний балл по центральноазиатскому региону повысился на единицу, составив 35 баллов.

По оценкам мировых экспертов Казахстан набрал 31 балл, Кыргызстан – 29, Россия – 28, Азербайджан – 25, Таджикистан – 25, Узбекистан – 23, Туркменистан – 20.

Выше в рейтинге – Украина – 32 балла, Молдова – 33, Армения – 35 и Беларусь – 44.

Мировой пресс-релиз на английском языке.

Мировой пресс-релиз на русском языке

Сводный отчет на английском языке.

Краткая Методология на русском языке.

Развернутая Методология на русском языке.

Методологическое видео.

Описание источников ИВК на русском языке.

Часто задаваемые вопросы и ответы на русском языке.

Действуйте сейчас! Присоединяйтесь к нам в борьбе с коррупцией

В международный день борьбы с коррупцией Послание нашего председателя Делии Феррейры: «Для молодежи и пожилых людей: «Действуйте сейчас! Присоединяйтесь к нам в борьбе с коррупцией». #UnitedAgainstCorruption!

 



					

Международный отклик на исследование Transparency Kazakhstan о таможенной коррупции

Наше исследование о таможенной коррупции Казахстана имеет широкий международный отклик в СМИ, среди политиков, госорганов и читателей.

1. Министерство национальной экономики Кыргызстана выразило недовольство сложившимися практиками серых схем, подкупа и вымогательств на границах Казахстана и Кыргызстана.

Подробнее с материалом можно познакомиться по ссылке.

2. Исследование «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота» опубликован в международном информационном агентстве REGNUM.

Подробнее здесь.

3. Центральноазиатский сайт DIALOG.KZ акцентировал внимание на проблему контрафакта и контрабанды, сопровождающую коррупционные схемы в таможне Казахстана. Подробности можно прочитать по ссылке.

4. Портал «Будь в теме» и информационно-аналитическое издание КОНТУР также изложили на своих онлайн-страницах итоги зеркального сопоросталвения торговых отношений Казахстана с 10 государствами-партнерами, не членами ЕАЭС. Прочитать можно здесь.

5. Сайт политической информации SPIK.kz  не осталось в стороне, опубликовав обзорный материал под названием «Таможня…. не дает… всё добро?!»

Подробнее здесь.

6. Eurasia Daily поразмышлял о бюджетных проблемах, возникающих из-за разницы в торговом обороте на миллиарды долларов США. Читаем здесь.

7. О парадоксах в работе таможни Казахстана рассказывает публикация 365info.kz. Это здесь.

8. Информагентство «Мир финансов.Капитал. Инвестиции. Технологии» сфокусировался на самих объемах средств, теряемых ежегодно на таможенных постах Казахстана.

Подробнее с материалом можно ознакомиться здесь.

9. Центрально-азиатский портал CA-Portal также опубликовал наше исследование здесь.

10. KZ.UTRU.NEWS подтвердил в своей публикации, что статистика по импорту, которую Казахстан показывает ВТО, не сходится с данными стран-партнёров. Прочитать за чашечкой кофе материал можно здесь.

11. Международное телевидение iland.tv пригласило в студию наших экспертов обсудить результаты исследования. Видеозапись из студии можно посмотреть здесь.

12. Казахстанскую таможню заподозрили в занижении данных — материал портала vteme.kz, опубликованный здесь.

13. Informburo.kz изучив наше исследование и опубликовав его не остановилось на достигнутом и отправило запрос в Миннацэкономики Казахстана с просьбой пояснить, почему статистика Казахстана по товарообороту существенно отличается от данных стран-партнёров. Подробности можно прочитать здесь.

14. В конце концов наше исследование попало даже в заголовки Яндекс новостей.

15. Все публикации продублированы в официальных аккаунтах социальных сетей Transparency Kazakhstan:

http://www.facebook.com/TIKazakhstan/

https://twitter.com/TransparencyKa1

https://ru.linkedin.com/

https://yvision.kz/u/TIKazakhstan

На этом Transparency Kazakhstan не останавливается. Напротив, мы перевели исследование на казахский  и английский языки. В ближайшее время аудитория читателей будет значительно расширена.

Примечательно, что результаты проекта были сразу направлены в адрес: 
Погранслужбы КНБ, 
АГДСПК, 
Министерства национальной экономики Казахстана, Министерства финансов Казахстана,
Депутатов Парламента Казахстана.

Ждем реакции госорганов и выражаем надежду на открытое обсуждение существующих коррупционных проблем в таможенных органах Казахстана.

 

Контакты для представителей СМИ: Transparencykazakhstan@gmail.com

Исследовательский проект «Таможенная коррупция Казахстана зеркальный анализ товарооборота» осуществлен благодаря гранту Transparency International

Марат Шибутов: Контрабанда в Киргизии: почему элита так остро реагирует на претензии ЕАЭС

Контрабанда в Киргизии: почему элита так остро реагирует на претензии ЕАЭС

За 20 лет разница в таможенной статистике между КНР и Киргизией достигла 50 миллиардов долларов

Контрабанда в Киргизии: почему элита так остро реагирует на претензии ЕАЭС

Марат Шибутов21 ноября 2018, 18:57 — REGNUM

Бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев дал большое интервью каналу «Апрель», в котором коснулся вопросов коррупции, а также отношений с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Вот некоторые цитаты:

«За три года моего премьерства и президентства сборы на таможне Кубанычбеком Кулматовым были увеличены в три раза!

И я вам честно скажу, почему посажены Сапар Исаков и Кубанычбек Кулматов. Потому что Сапар Исаков, несмотря на просьбы Жээнбекова, снял с работы Раима Матраимова.

Ну, а что касается моих личных отношений с Назарбаевым, это уже другая тема. Но я знал, что отношения между нами не повлияют на отношения между странами, так как мы в одном в Евразийском экономическом союзе. Мы — соседи! Но другое дело… даже если ты богатый и сильный сосед, то позволять себе стучать ложками по голове или вмешиваться в выборы, нарушать независимость другой страны — это недопустимо. Для независимой страны этого нельзя позволять никому».

В реальности же претензии Казахстана к Атамбаеву и некогда возглавляемой им Киргизии по поводу контрабанды — это вопросы не личного характера, а серьезная проблема, которая нуждается в срочном решении. Не говоря уже о проблеме коррупции на таможне.

Определенная часть элиты Киргизии забывает о наличии в современном мире такого явления, как открытые данные. К примеру, есть сайт Международного торгового центра с торговой статистикой, где можно сравнить таможенные данные, предоставленные соседними странами. И если разница в цифрах превышает 50%, очевидно, речь идет о контрабанде или контрафакте.

За последние 20 лет — с 2001 по 2017 год — имеющихся в открытом доступе данных достаточно, чтобы сравнить показатели таможенной статистики Киргизии по импорту и показатели экспорта, к примеру, соседствующего с ней Китая.

За 20 лет киргизская таможня зарегистрировала поступившие из Китая товары на общую сумму 11,64 миллиарда долларов. При этом китайская таможня посчитала, что отправила в Киргизию товаров на 61,667 миллиарда долларов. Разница составляет 50 миллиардов долларов. Такую разница не спишешь на разную методологию учета — это объективно контрабанда, которая затем идет в другие страны, за счет которой жили многочисленные оптовые рынки Киргизии.

Погрузка контейнера на грузовик

Импорт товаров из Китая в Киргизию, тысяч долларов

Год

По данным Киргизии

По данным Китая

Разница

2001

48 537

76 639

-28 102

2002

59 094

146 156

59 094

2003

77 688

245 164

-167 476

2004

80 078

492 741

-412 663

2005

102 879

867 153

-764 274

2006

245 639

2 112 786

-1 867 147

2007

355 558

3 665 539

-3 309 981

2008

728 205

9 212 050

-8 483 845

2009

617 268

5 227 522

-4 610 254

2010

666 303

4 127 513

-3 461 210

2011

923 544

4 878 289

-3 954 745

2012

1 210 253

5 073 516

-3 863 263

2013

1 432 046

5 075 346

-3 643 300

2014

1 098 468

5 242 520

-4 144 052

2015

1 029 111

4 282 123

-3 253 012

2016

1 464 957

5 605 426

-4 140 469

2017

1 500 066

5 336 808

-3 836 742

По данным ITC

Теперь посмотрим данные по Турции — тоже мощного импортера товаров в Киргизию. За 20 лет, по данным киргизской таможни, объем поставок составил 1,129 миллиарда долларов. По данным турецкой — было отправлено товаров на 2,968 миллиарда долларов. Разница составляет 1,839 миллиарда долларов.

Импорт товаров из Турции в Киргизию, тысяч долларов

Год

По данным Киргизии

По данным Турции

Разница

2001

15 773

1 735

14 038

2002

17 006

23 967

-6 961

2003

25 989

40 862

-14 873

2004

33 243

74 702

-41 459

2005

33 699

89 529

-55 830

2006

39 467

132 172

-92 705

2007

50 919

181 311

-130 392

2008

91 111

191 351

-100 240

2009

72 699

140 002

-67 303

2010

847

129 202

-128 355

2011

11 709

180 241

-168 532

2012

178 519

25 747

152 772

2013

20 473

388 336

-367 863

2014

307 968

421 431

-113 463

2015

16 429

294 702

-278 273

2016

190 776

308 933

-118 157

2017

22 493

343 655

-321 162

По данным ITC

Существенную долю занимают в импорте Киргизии товары из США. Официальные цифры близки к данным по импорту из Турции. Однако и здесь данные таможни США отличаются значительно: 884 миллиона долларов против 2,039 миллиарда. По всей видимости, товар, закупленный в третьей стране, декларируется потом как американский и продается тоже как американский. При детальном анализе можно увидеть, о чем идет речь: джинсы это, виски или оборудование.

Контейнеры

 music4life

Импорт товаров из США в Киргизию, тысяч долларов

Год

По данным Киргизии

По данным США

Разница

2001

26 806

27 675

-869

2002

47 385

31 124

16 261

2003

47 931

39 055

8 876

2004

44 606

2 944

41 662

2005

67 244

31 141

36 103

2006

97 527

71 253

26 274

2007

95 786

48 601

47 185

2008

119 816

44 337

75 479

2009

74 507

5 187

69 320

2010

191 255

79 408

111 847

2011

210 316

101 879

108 437

2012

253 129

145 494

107 635

2013

222 852

106 251

116 601

2014

108 715

71 678

37 037

2015

122 066

32 003

90 063

2016

153 606

20 012

133 594

2017

155 318

26 067

129 251

По данным ITC

Для понимания динамики, можно посмотреть на график разницы в статистике КНР и Киргизии. Пик был в 2008 году, когда разница достигла 8,484 миллиарда долларов, затем цифры колеблются примерно около четырех миллиардов. Если взять единый таможенный тариф ЕАЭС в 10%, то утаивается примерно 400 миллионов долларов в год. При этом все таможенные сборы идут в общий фонд ЕАЭС, а потом распределяются по странам-членам, так что контрабанда в Киргизии бьет по карману каждого гражданина всех стран ЕАЭС. То есть мало того, что Киргизия получает из фонда больше, чем отправляет, она еще и покрывает контрабанду.

 1

Также интересен график разницы в статистике по турецким товарам: бурный рост начинается в 2012 году, когда президентом стал Алмазбек Атамбаев, кстати, имеющий бизнес в Турции и тесные связи с турецкими деловыми кругами.

 2

Если округлить сроки пребывания президентов Киргизии до полных лет и посчитать, какая разница в таможенной статистике отмечалась в период их работы, то выясняется интересная вещь: никакой разницы между ситуациями в период правления разных президентов нет. Кто бы ни возглавлял Киргизию, контрабандный поток не иссякал, обогащая элиту и организованные преступные группировки. Несколько выделяется период Аскара Акаева, но в тот период времени поток был маленьким, а разница в статистике достигала шести раз. Вероятно, еще не были исследованы все возможности.

Президенты Киргизии и разница в таможенной статистике за период их работы

Президент Киргизии

Период времени

Разница в таможенной статистике с Китаем, млн долларов

Разница в таможенной статистике с Турцией, млн долларов

Аскар Акаев

2001−2004

549

49

Курманбек Бакиев

2005−2009

19 036

446

Роза Отунбаева

2010−2011

7 416

297

Алмазбек Атамбаев

2012−2017

22 881

1 046

Такая статистика показывает, что элита Киргизии в целом имеет доходы от контрабанды, измеряющиеся миллиардами долларов. Отсюда и такое число богатых людей в такой бедной стране. Понятно, что элите в целом плевать на развитие страны и благополучие граждан — ее благополучие зависит совсем от других вещей.

Очевидно, что пребывание Киргизии в ЕАЭС будет и в дальнейшем приводить к скандалам с контрабандой и росту числа претензий со стороны Казахстана.

Подробности: https://regnum.ru/news/economy/2523590.html?fbclid=IwAR2pxDLkpBuXoVvMQo2TjQdY7GY4F_7J8grrFu36DlsrHqzG7-AT-Z2vMso
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.