Открытое и подотчетное правительство в Казахстане: тенденции позитивные или негативные?

1 июня 2017 года в Мажилисе Парламента РК состоялся круглый стол по реализации казахстанского Закона «О доступе к информации». Не случайно обсуждение началось с критики: государственные и местные исполнительные органы власти продолжают не отвечать на запросы граждан, неохотно распространяют информацию о своей деятельности, прозрачность бюджетных расходов оставляет желать лучшего.

Закон принят в 2015 году, однако до сих пор у депутатов нижней палаты парламента, которые инициировали принятие этого закона, общественников и журналистов, эффективное применение закона на практике вызывает вопросы и сомнения.

О чем закон?

Идея принятия Закона возникла не на пустом месте. В начале 2015 года глава государства выступил с инициативой реализации пяти институциональных реформ. Пятая реформа как раз касалась вопросов внедрения и развития транспарентного и подотчетного правительства. Отчасти — это стремление соответствовать высочайшим стандартам, установленных в демократических государствах — членах ОЭСР. Отчасти — готовность к реализации современных антикоррупционных стратегий и реформ.

Международные организации приветствовали принятие Казахстаном закона, расширяющего возможности получения информации о деятельности государственных органов и других обладателей информации. К последним отнесены коммерческие предприятия с государственным участием, получатели бюджетных средств, монополисты на рынках товаров и услуг, а также те, кто имеет в своем распоряжении общественно-значимую информацию. Но многие эксперты полагают, что закон все еще нечетко выражает презумпцию открытости информации и именно это становится причиной неэффективного его исполнения, а порой и игнорирования со стороны государственных органов и других обладателей информации.

Перед обсуждением в мажилисе неправительственные организации провели мониторинг исполнения закона. Другими словами, пытались узнать, как работает закон на практике, работает ли он вообще и с какими результатами? И вот что удалось выяснить…

О чем молчат сайты государственных органов?

— Мы изучали интернет-сайты государственных органов и местных исполнительных органов власти, — говорит Наталья Ковалева, исполнительный директор ОФ «Транспаренси Казахстан». — Оценка проводилась по тем индикаторам, которые предусмотрены в законе. Мы выяснили, что на сайтах практически не публикуется информация о результатах проверок финансово-хозяйственной деятельности министерств, акиматов и их подведомственных организаций. Это же относится к публикациям плана государственных закупок и протоколов по результатам госзакупок. Министерства практически не обнародуют результаты деятельности и принятые решения своих консультативно-совещательных органов. Образцы запросов и обращений граждан практически невозможно найти на сайтах наших госорганов.

По оценке ОФ «Транспаренси Казахстан», сайты акиматов Карагандинской и Жамбылскойобластей наиболее всего соответствуют требованиям закона об обнародовании информации о деятельности государственных органов. На сайте акимата Карагандинской области опубликован текст Закона РК «О доступе к информации», это большая редкость. А акимат Жамбылской области — единственный!!! — продолжает публиковать сведения о доходах государственных служащих.

Непрозрачный квазигосударственный сектор

Уникальность казахстанского Закона РК «О доступе к информации» в том, что его действие распространяется не только и не столько на государственные органы, но и на такой огромный сегмент казахстанской экономики как квазигосударственный сектор. Его образуют предприятия с долей участия в уставном или акционерном капитале. Сейчас в Казахстане, по данным реестрагосударственного имущества, действуют 25063 юридических лиц с государственным участием. Все они приравнены к обладателям информации и обязаны раскрывать информацию о своей деятельности, предусмотренную законом. Специальными требованиями закона к квазигосударственному сектору является обязанность публиковать на своих интернет-ресурсах данные о расходовании бюджетных средств, сведения о вакантных должностях и квалификационные требования.

— Мы проверили сайты 70 субъектов квазигосударственного сектора, которые получили бюджетные средства для выполнения государственного задания в 2016 году, и обнаружили, что только 18 предприятий с государственным участием публикуют — в той или иной форме — свою финансовую отчетность на своих сайтах, — говорит Ольга Диденко, Интерньюс-Казахстан. — И только на 27-ми сайтах из 70 мы обнаружили информацию о вакантных должностях и квалификационных требованиях к ним.

Информация, касающаяся использования средств, выделенных из государственного бюджета, и не отнесенная к информации с ограниченным доступом, недоступна для ознакомления, анализа и мониторинга на сайтах исполнителей государственного задания. Она также не была предоставлена по письменным запросам. Отсутствие отчетности о расходовании бюджетных средств через участие в системе государственных закупок (получение государственного социального заказа или государственного гранта), является прямым нарушением требований Закона Республики Казахстан от 16 ноября 2015 года «О доступе к информации» по раскрытию информации о расходовании бюджетных средств.

О непрозрачности квазигосударственного сектора говорили и сами депутаты. По их сведениям, сайт группы компаний АО «Самрук-Казына» не содержит целых блоков информации, которая требуется в соответствии со статьей 16 Закона РК «О доступе к информации».

Онлайн-трансляции открытых заседаний

С 1 января 2017 года начала действовать норма о проведении онлайн-трансляций Палат Парламента РК, областных маслихатов и маслихатов городов Алматы и Астаны, а также об онлайн-трансляциях коллегиальных заседаний, проводимых по итогам года центральными исполнительными органами власти.

Нельзя не отметить, что Мажилис Парламента РК стал проводить онлайн-трансляции пленарных заседаний еще в прошлом году. «Правительственные часы» в нижней палате парламента также проходят в режиме онлайн. Минусом является отсутствие архива онлайн-трансляций пленарного заседания палаты, письменных стенограмм пленарного заседания и результатов голосования депутатов по тем или иным законам, которые также должны находиться в открытом доступе, публиковаться на сайте Мажилиса Парламента РК.

— Анализ показал, что министерства и агентства выполняют, в основном, требование закона об онлайн-трансляциях коллегиального заседания по итогам года. Онлайн-трансляции проходят на сайте агентства «Bnews.kz», — говорит Наталья Ковалева, исполнительный директор ОФ «Транспаренси Казахстан».

В двух министерствах — оборонной и аэрокосмической промышленности, а также по делам религий и гражданского общества онлайн-трансляции открытых заседаний коллегий не проводились по причине того, что они были созданы во второй половине 2016 года. Министерства обороны и внутренних дел ответили на запросы НПО, что открытые заседания коллегий не проводят, так как на данных заседаниях обсуждаются вопросы, предназначенные «для ограниченного круга лиц». Но в законе речь идет о коллегиях по итогам года, поэтому надо уточнить, на наш взгляд, статью 13 и определить, могут ли быть исключения из общего правила по трансляции таких вот отчетных коллегий. Также отсутствуют на интернет-ресурсах архив трансляций, письменные стенограммы или принятые по итогам коллегиальных заседаний решения.

Маслихаты областей и городов Алматы и Астаны не имеют технической возможности для проведения онлайн-трансляций.

— 11 областных маслихатов указали в ответах на наши запросы указали, что «для исполнения норм закона «О доступе к информации» в данное время не имеют оборудованного зала заседаний и только рассматривают возможность установки специального оборудования, выделения бюджетных средств», — продолжает Наталья Ковалева. — Остальные маслихаты, в том числе малихаты Алматы и Астаны проигнорировали наши запросы, при этом напомню, что требование об онлайн-трансляциях открытых заседаний действует с 1 января этого года.

Государственные закупки — непрозрачность и повышенный риск коррупции

Получатели бюджетных средств — еще одна категория юридических лиц, которые в соответствии со статьей 8 Закона РК «О доступе к информации». Кто это? Это и коммерческие предприятия, которые участвуют в процессе государственных закупок, и НПО, получающие государственный социальный заказ, а также СМИ, которые выполняют государственный информационный заказ. Все они получают бюджетные деньги и должны обнародовать информацию о том, как и на что они расходуются. Но выполняется ли это требование на практике?

— Нет, не выполняется, — говорит Наталья Ковалева. — Методом случайной выборки мы выбрали 10 НПО, 10 СМИ и 10 частных предприятий. Информация, касающаяся использования средств, выделенных из государственного бюджета, и не отнесенная к информации с ограниченным доступом, ни на одном из 30 исследуемых организаций не опубликовано.

Частные предприятия были выбраны на сайте государственных закупок. Однако у них не оказалось собственных сайтов, где можно было бы получить информацию. Так же было невозможно проследить расходование полученных средств, так как данной информации не было ни у поставщиков, ни у заказчиков.

Освоение бюджетных средств в рамках выполнения государственного задания невозможно проследить, так как информации нет в открытом доступе, что является нарушением требований действующего законодательства РК при использовании средств республиканского бюджета и активов государства. НПО, получающие бюджетные средства в рамках государственного гранта или государственного социального заказа, не публикуют результаты своей работы отдельно по государственным грантам, также нет отдельной информации о расходовании бюджетных средств по каждому гранту.

Непрозрачность и неподотчётность в вопросах расходования бюджетных средств, выделяемых на выполнение государственного задания в информационной сфере, присущи как администратору бюджетной программы, так и исполнителям государственного задания. Отдельной отчетности по данному вопросу никто не публикует. Финансовые сведения об освоении бюджетных средств, выделенных на выполнение государственного задания в информационной сфере, являются частью общей отчетности у администратора бюджетной программы.

Сельские акимы — «адресат выбыл»

Органы местного самоуправления, к которым относятся и сельские акимы, тоже являются обладателями информации. Они обязаны не только публиковать общую информацию о своей деятельности, но и выполнять несколько специальных требований: публиковать отчеты о результатах проведенного мониторинга за использованием бюджетных средств, выделенных на решение вопросов местного значения, и доходных источниках местного самоуправления; а также протоколы схода местного сообщества или собрания местного сообщества, а также принятые на них решения.

— Информация по сельским округам слабо структурирована и редко обновляется. Мы нашли в лучшем случае по одной новости, отдельно посвященной определенному сельскому округу, на сайтах соответствующих областных или районных акиматов, — говорит Павел Лобачев, директор НПО «Эхо». — Графики встреч сельских акимов находятся в разделах районного акимата. Информация нередко устаревшая. Например, опубликован отчет акима округа только за 2015 год или план развития сельского округа на 2014 — 2016 годы. Сюда же стоит отнести вопрос достоверности информации. Так, в двух случая письменные запросы вернулись с пометкой «адресат выбыл». Чаще всего отчеты о результатах мониторинга использования бюджетных средств и других источниках доходов не публикуется.

Открытое правительство — в действии?

Чаще всего, когда речь идет об открытом правительстве, подразумевается лишь узкий подход: либо изобилие информации на сайтах государственных органов, либо возможность получения государственных услуг в режиме онлайн — то есть «электронное правительство», либо говорится, что открытое правительство — это гарантии реализации права на доступ к информации. Но по современным стандартам ОЭСР «открытое правительство» — это совокупность следующих условий: транспарентность плюс подотчетность плюс общественное участие.

Когда мы говорим об открытом правительстве, подразумевается, что вся информация, за исключением узкого перечня исключений, находится в открытом доступе или может быть доступна по запросам. Так ли это?

— Нет, не так, — делится своим мнением Асель Джанабаева, редактор сайта Factcheck.kz. Я пыталась найти информацию о суммах недоосвоенных бюджетных средствах в министерствах и областных акиматах за 2016 год. Этой информации на сайтах не нашла, поэтому направила запросы на блог-платформу руководителям министерств и областей. — 14 министерств в разных объемах предоставили ответ в положенный срок, за исключением Министерства иностранных дел РК. Из них лишь 3 ведомства предоставили полный ответ на все 4 вопроса. И только 2 отправили ответ на указанную электронную почту, как я и просила. Из 16 регионов нет возможности обратиться в блог акимов Алматы и Астаны, а также глав Павлодарской и Актюбинской областей. Из 12 областных акимов, чьи блоги доступны на портале «Электронного правительства», лишь 9 предоставили ответ. Из них акиматом Акмолинской области ответ дан с опозданием 1 сутки, Костанайской области — на 15 дней, Кызылординской — на 50 дней, Мангистауской — на 75 дней. 5 акиматов предоставили полный исчерпывающий ответ и лишь четверо направили его на указанную в запросе электронную почту. Акиматы Жамбылской, Карагандинской и Южно-Казахстанской областей абсолютно проигнорировали запрос.

Другие проблемные зоны портала «Открытого правительства» назвал Даурен Абаев, министр информации и коммуникаций РК: формальный подход госорганов к комментариям пользователям по проектам НПА и бюджетных программ, несвоевременное наполнение и актуализация открытых данных, публикуемых государственными органами. По словам министра, предоставляемая государственными органами информация для населения часто носит декларативный характер.

По итогам обсуждения в Мажилисе Парламента РК будут разработаны детальные рекомендации по обеспечению права каждого на доступ к информации, которые будут направлены для исполнения в государственные органы и другим обладателям информации.

Наталья Архипова

Фотография Жаслана Куспанова

Источник: http://www.parlam.kz/ru/mazhilis/news-details/id33739/1/1

Мажилис Парламента Республики Казахстан