Выступление Председателя Попечительского Совета Transparency Kazakhstan В.И. Воронова, приуроченное к международному Дню прав человека

В Ы С Т У П Л Е Н И Е

 Воронова Виталия Ивановича- члена Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан, Председателя Попечительского Совета общественного фонда «Транспаренси Казахстан», адвоката АГКА

на заседании международного Круглого стола «Права человека- основа гармоничного развития общества и государства», посвященного международному Дню прав человека

  (город Нур-Султан, конференц-зал МИД РК,10 декабря 2019 года)

 

«Коррупция и её влияние на соблюдение прав человека и гражданина»

 

Уважаемые участники Круглого стола!

 

Разрешите присоединиться к уже прозвучавшим здесь поздравлениям в связи с отмечаемым сегодня очередным Международным Днем прав человека.

Представляется  несколько символичным, что он следует сразу же за Международным днём борьбы с коррупцией, который был провозглашен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 21 ноября 2003 года N A/RES/58/4. И отмечается 9 декабря каждого года, начиная с 2004-го.

Факт негативного влияния коррупции на соблюдение прав человека и гражданина в любой стране, и Казахстан здесь не является исключением из правил, общеизвестен, очевиден, общепризнан и в доказывании не нуждается.

Как и факт её повсеместной распространенности, в том числе и в Казахстане…

Законом от 4 мая 2008 года  Казахстаном  ратифицирована  Конвенция ООН против коррупции (Нью-Йорк, 31 октября 2003 года)  и наша страна стала ее полноправным участником.

Следует отметить, что ещё до присоединения к названной Конвенции Казахстан первым среди стран СНГ принял специальный закон от 2 июля 1998 года «О борьбе с коррупцией», а в настоящее время в стране действует закон  «О противодействии коррупции»  от 18 ноября 2015 года.

Антикоррупционное законодательство в стране постоянно развивается и совершенствуется, о чём могут свидетельствовать и недавние изменения законов, связанные с государственной службой и борьбой с коррупцией, подписанные президентом Токаевым К-Ж.К.

По моему мнению, на созданной в Казахстане законодательной базе вполне эффективно можно бороться с коррупционными проявлениями и  существующие проблемы в основном сосредоточены в правоприменительной и судебной практике.

 

В заседании сегодняшнего Круглого стола  я принимаю участие не только как член Комиссии по правам человека при главе государства и практикующий адвокат, но и как председатель Попечительского Совета антикоррупционного общественного фонда «Транспаренси Казахстан», являющегося  членом  международной организации «Transparensy International».

 

В Индексе восприятия коррупции Transparensy International (ИВК-2018) Казахстан набрал 31 балл и занял 124 строчку.

(Индекс восприятия коррупции анализирует восприятие коррупции в государственном секторе и оценивает 180 стран, опираясь на 13 видов опросов бизнесменов и экспертных оценок.

В индексе используется шкала от нуля до 100, где ноль  — сильно коррумпированная страна, 100 – свободная от коррупции.

Лучшие страны ИВК по итогам 2018 года — Дания и Новая Зеландия с оценками 88 и 87 соответственно. Худшие — Сомали, Сирия и Южный Судан с оценками 10, 13 и 13 соответственно.

По оценкам мировых экспертов Казахстан набрал 31 балл, Кыргызстан – 29, Россия – 28, Азербайджан – 25, Таджикистан – 25, Узбекистан – 23, Туркменистан – 20.

Выше в рейтинге – Украина – 32 балла, Молдова – 33, Армения – 35 и Беларусь – 44.

В 2018 году ИВК отразил тревожную связь между коррупцией и состоянием демократии.

На фоне всеобщего снижения стран в рейтинге ИВК и достаточно жесткую оценку состояния демократии, Казахстану удалось сохранить закрепленные в предыдущем рейтинге позиции.

Казахстан оценивался в девяти исследованиях.

Удержание Казахстаном своих позиций в рейтинге ИВК на фоне общемирового кризиса демократии и роста транснациональной и локальной коррупции по мнению экспертов свидетельствует о положительной динамике страны в противодействии коррупции.

Мировым сообществом положительно оценивается: деятельность Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции в вовлечении граждан по искоренению бытовой коррупции.

Возрастает роль общественных  объединений в изобличении коррупции. Одним из  исследований, выявившем многомиллиардные хищения на таможне, стала Белая книга «Таможенная коррупция: анализ товарооборота Казахстана», подготовленная экспертами Фонда Transparency Kazakhstan. По его результатам проблему коррупции на таможне  взяли на контроль депутаты Сената Парламента.

Таким образом, учитывая информационный и языковой барьер в получении исследовательскими институтами информации о борьбе с коррупцией в Казахстане, эксперты Transparency International Kazakhstan делают прогноз, что при условии продолжения реализации Казахстаном активных мер по снижению коррупции, усилению демократических институтов и верховенства права, повышению роли НПО в формировании гражданского общества, возможен рост позиций Казахстана как в совокупных исследованиях, так и в Индексе восприятия коррупции).

Вчера, 09 декабря 2019 года, Глава антикоррупционного ведомства Казахстана Алик Шпекбаев поздравил всех нас- казахстанцев с международным Днем борьбы с коррупцией и  посвятил свой очередной пост в соцсетях итогам первых 5-ти  лет реализации Антикоррупционной стратегии.

По его мнению за это время благодаря рациональному сочетанию превенции, просвещения и уголовно-правовых мер, а также ощутимо возросшей поддержке гражданского общества Казахстан добился, без преувеличения, заметных результатов.

Во-первых, госаппарат стал более открыт и прозрачен.

Во-вторых, значительно выросла роль неправительственного сектора.

Отметил он и рост правосознания граждан.

В-третьих, масштабная цифровизация и разветвленная сеть из 348 цонов с фронт-офисами практически нивелировали бытовую коррупцию в сфере госуслуг и вывели клиентоориентированность на новый уровень.

В-четвертых, существенно возрос уровень этики госслужащих.

В-пятых, идет омоложение госаппарата.

В 2020 году Казахстан  переходит своего рода «экватор» реализации Антикоррупционной стратегии и вступает в новую фазу искоренения коррупции, приоритетами которой являются:

1)эффективная превенция;

2)масштабное антикоррупционное просвещение;

3)общенациональная добропорядочность;

4) конструктивное партнерство;

5) обеспечение неотвратимости наказания.

Как говорится: поживём-увидим.

 

Я уже отмечал ранее, что не случайно действующий президент страны Касым-Жомарт Кемелевич Токаев, консультативно-совещательным органом при котором является наша Комиссия, озвучил ряд новых антикоррупционных инициатив и подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции».

Поправки направлены на повышение персональной дисциплины, ответственности первых руководителей при совершении коррупционных преступлений их подчиненными. Предусматривается введение отставки руководителей госорганов – политических госслужащих за совершение коррупционных правонарушений их непосредственными подчиненными.

Насколько эффективными окажутся эти меры покажет практика. Хотя есть определенные сомнения: почему-то в измененном законодательстве ничего не говорится об ответственности лиц, принимавших решение о назначении потенциальных «коррупционеров» на должности или согласовавших такое назначение? Ведь зачастую от самого руководителя назначение подчиненных ему лиц  не зависит.

 

Вчера, в международный день борьбы с коррупцией отделение международной организации Transparency International в Казахстане представило свои  результаты исследования «Индекс участия и влияния на законотворческий процесс».

Желающие могут ознакомиться с ними на сайте нашей организации http://tikazakhstan.org/ .

Также на сайте размещено исследование «Мониторинг состояния коррупции в Казахстане», проведенное летом 2019 года благодаря финансовой поддержке Программы развития ООН в Казахстане. Исследование носит комплексный характер и состоит из трех частей: 1. Социологический опрос населения 2. Социологический опрос представителей малого и среднего бизнеса 3. Анализ жалоб, поступивших на портал Открытого правительства «Открытый диалог»

Итоги социологического опроса населения показали, что 54,4% опрошенных, считают, что количество коррупционных случаев за последний год в их населенном пункте скорее снизилось. 23,9% считают, что количество коррупционных случаев в их населенном пункте скорее увеличилось, 21,7% затруднились оценить изменения. Доля тех, кто считает, что в стране можно решать вопросы не прибегая к коррупционным схемам (35,8%), в два раза ниже суммарной доли тех, кто считает, что коррупция является неотъемлемой частью наших ежедневных практик (56,3%).

Среди опрошенных предпринимателей преобладают «оптимисты» (те, кто считает, что разговоры о масштабах коррупции в стране сильно преувеличены) – 40% и «прагматики» (те, кто используют коррупцию в собственных интересах) – 38,9%. Сторонники катастрофического взгляда (без коррупции ничего нельзя решить) составляют 13,6%.

Также 57,4% опрошенных предпринимателей сообщили, что самым распространенным способом действий работника ведомства с целью получения неформального платежа, выступает волокита, затягивание решения вопроса, 26,5% — превышение должностных полномочий, 16,2% — прямое вымогательство.

Таким образом, главным мотивом решения вопроса неформальным способом выступает желание сделать все быстро, без волокиты, и-за чего предприниматели не видят другого выхода и 69,5%  из них сообщили, что согласились на неформальное решение вопроса. На долю неформальных сделок, заключенных через посредника, приходится 44,8% случаев. В роли посредников чаще всего выступают знакомые (36,5%) и влиятельные люди (21,2%), а также «помогайки» (17,3%).

По мнению заявителей, основными нарушениями со стороны государственных служащих, способствовавших коррупции и ставших причиной подачи обращения на блог-платформу «Открытый диалог» стали:

  1. Волокита
  2. Халатность, формализм
  3. Предоставление ответов с размытыми формулировками
  4. Бездействие при проведении расследований фактов мошенничества, кражи
  5. Превышение должностных полномочий
  6. Формальный надзор за законностью
  7. Не предоставление ответа по ранее направленному запросу
  8. Создание искусственных барьеров и предложение получить услугу за деньги
  9. Некомпетентность и грубые ошибки специалистов
  10. Неисполнение решения суда
  11. Коррупционные риски в законодательстве
  12. Технические ошибки в работе государственных порталов
  13. Этические нарушения
  14. Протекционизм
  15. Многократные перенаправления запросов.

В рамках анализа жалоб на портале «Открытый диалог» установлено, в адрес каких государственных органов либо общественных институтов заявители высказывали доверие. Это: Агентство по противодействию коррупции (26,6%), Партия «Нур Отан» (13,3%), Министерство здравоохранения (6,6%), Министерство труда и социальной защиты (6,6%), Министерство внутренних дел (6,6%), Акимат области (6,6%), Прокуратура (6,6%), СМИ (6,6%).

 

 

Уважаемые участники Круглого стола!

Резюмируя своё выступление хотел бы отметить следующее:

  1. Представляется не лишним, если бы правящая в стране политическая партия Нур-Отан, имеющая подавляющее большинство в парламенте и структурах государственной власти, провела бы открытую партийную дискуссию, посвященную именно вопросам противодействия коррупции. Для неё эта проблема представляется архи-актуальной, поскольку ,как это не прискорбно отмечать, основные крупные разоблаченные и осужденные казахстанские коррупционеры состояли в рядах этой партии. Накануне предстоящих парламентских выборов Нур-Отан не может занять «страусиную позу» и не замечать этой проблемы.
  2. Площадка НСОД также может быть использована для открытого обсуждения проблем коррупции на его заседаниях.
  3. Не могу не отметить положительное известие о возрождении института антикоррупционной экспертизы.

Кто-то же пролоббировал безо всякой экспертизы принятие парламентом и подписание президентом  норм гражданского и уголовного процессуального законодательства, содержащих огромные коррупционные риски ,например, в части ограничения возможностей граждан и юридических лиц на обращение в кассационную инстанцию, которой является Верховный Суд?

И если установление так называемого «имущественного ценза» для юридических и физических лиц, а также создание процедуры предварительного рассмотрения кассационных ходатайств единолично судьей Верховного Суда ещё как-то можно обосновать необходимостью снижения нагрузки на судей этого суда (хотя оправдать это с точки зрения обеспечения права КАЖДОГО на доступ к справедливому правосудию нельзя) ,

то появление такой нормы как:

Статья 434 ГПК РК . Судебные акты, подлежащие пересмотру в кассационном порядке

  1. Не подлежат пересмотру в кассационном порядке судебные акты по делам:

5) об урегулировании неплатежеспособности, а также делам по спорам, возникающим в рамках реабилитационной процедуры и процедуры банкротства, в том числе о признании сделок, заключенных должником, недействительными, о возврате имущества должника, о взыскании дебиторской задолженности по искам банкротного или реабилитационного управляющего.

не может не свидетельствовать о явно коррупционном лоббировании  определенных крупных интересов в законодательном органе страны.

 

  1. Без развития агентурной сети в рамках антикоррупционного ведомства борьба с коррупцией вряд ли будет успешной. «Агенты» должны быть во всех структурах государственной власти, включая суды. И это должно восприниматься нашими гражданами не как стукачество или доносительство, а как служение интересам общества и государства.
  2. Воспитательная работа с населением, особенно-с молодёжью, и формирование нулевой терпимости к коррупции – наиважнейшая задача. Представляется, что только ужесточением уголовных наказаний коррупцию не победить.

Лишившийся свободы и смирившийся с этим фактом «коррупционер»  постарается «поймать тишину» и максимально комфортно обосноваться в колонии, сохранив денежки за её пределами, а затем освободиться условно-досрочно или вообще досрочно. И такое происходит сплошь и рядом.

А вот если бы его по приговору суда в течение, например, полугода ещё и водили под конвоем к подъезду министерства, акимата и пр., которые он возглавлял или в которых он работал, и заставляли бы публично убирать мусорные бачки, подметать тротуары и т.п.  и всё это показывали бы по телевизору и в соцсетях, то профилактический эффект был бы очевидным. Ведь этот позор ложится  на семью, род, детей и внуков… Есть над чем задуматься, прежде чем решиться на порочную коррупционную связь. И никакого здесь нарушения прав человека или гражданина не будет. В тех же демократических США миллионеры как миленькие по приговору суда отбывают наказание в виде публичных общественных работ…

И последнее.

Несколько настораживают публикации последних дней, типа  «В Казахстане наступает новый этап противодействия коррупции», «Началась борьба с коррупцией в рядах полиции» и т.п. Надеюсь, что все это не закончится очередной банальной «кампанейщиной».

При  этом стоит помнить:

Коррупция нарушает права человека и гражданина.

Но борьба с ней тоже должны вестись с безусловным их соблюдением, в рамках закона и установленных им принципов, в  первую очередь- презумпции невиновности!

Благодарю за внимание!